Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©




Что будет если эта буря кончится?
Что, если весь мир падет?


По холодным осколкам планет, погасшим солнцам и разрушенным созвездиям гулял беспризорный космический ветер. Он разносил по всем уголкам Вселенной отжившее свое корабли, могущественные союзы и бессмертные расы. Его вой отдавался эхом в остановившихся навсегда турбинах, но звездолеты оставались неподвижными и мертвыми.
А в его порывистых движениях чудилось отчаяние брошенного ребенка - деревянные стенки скрипнули, протестующе содрогнувшись от удара, но не сдались. Вихрь отступил, настороженно и недоверчиво, чтобы потом подхватить покореженную и опаленную телефонную будку. Осторожно, чутко, как уставшего птенца. Он нес её сквозь пространство, власть над временем была ему не ведома. Он спешил, чувствуя под хрупкой оболочкой суматошное биение жизни. Беспокойные сердца отказывались прекращать свой одуряющий бег и замолкнуть навсегда. Доктор жив.
Излечивший мир от зла, людей от черствости и желание предавать самих себя каждый день и каждый час - он ничком лежал у приборной доски. Кровь темными сгустками присохла к губам и капала на пиджак и пол. Доктор ранен. В самое сердце.
На Галлифрее верили, что правое сердце дано для чувств и спонтанности, в то время как левое - для разума и верности своему народу. Джону Смиту Доктор пытался отдать правое, мятежное и обидчивое, желавшее счастья и спокойствия. Семьи вместе с Розой.
А получилось, что этой мыслью были отравлены оба сердечных клапана. И левое болело даже сильнее - оно знало, что все можно было исправить. Что бухтой Злого Волка ничего не заканчивалось.
- Ты терпишь? - хриплый голос Т.А.Р.Д.И.С. заставил Доктора пошевелиться и сесть. Тяжело привалившись спиной к опорной стойке пульта, он улыбнулся и утер кровавую дорожку рукавом. Зажмурился, прислушиваясь к мерному рокоту заключенной под обшивкой бесконечности.
- Я должен, - ответил он, устало смежив веки. - Раздав все долги, я должен узнать, как она. Как там моя Роза.
- Наша, - укоризненно поправил его самый лучший в мире корабль.
- Да. Наша Роза.

продолжение

зы: все равно не прочтут, но мысль выплеснута
запись создана: 27.01.2013 в 00:06

@темы: Пристрелите фаната, Полет фантазии, Музыка для души, Доктор Woo-Who!!!, Бред писательский, Аудиофилия законом не карается, Tvarius Grafomanius