00:02 

Битва Пяти Воинств. Джен

Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Праздник прошел, осадок остался)) В чем-то уверилась еще раз - например, что наша команда самая лучшая и вообще.

Название: Как ловили Голлума в Лихолесье
Размер: 687 слов
Жанры и категории: джен
Рейтинг: G
Персонажи: Арагорн, Голлум, Трандуил, Митрандир, Леголас.



Бесчисленные древесные стволы медленно расступались перед путниками, храня свои тайны от вторгшихся чужаков. Эльфы певуче переговаривались друг с другом, порой оглядываясь на бредущего следом мага. На человека посматривали с куда большим любопытством, безошибочно угадывая в нем стать арнорских рыцарей, хранивших север столетия назад.
Вдруг один из Стражей замер, прислушиваясь к заполошному щебетанию невидимых пичуг.
- Существо было здесь совсем недавно, - произнес он, с трудом подбирая слова на Всеобщем языке. Не было придумано верных фраз, чтобы описать то отчаяние, которое испытали вернувшиеся с охоты клесты и нашедшие свое гнездо разрушенным. А яйца подло высосанными или попросту сброшенными на темный мшистый ковер. Эльфу, слишком хорошо знавшему птичий язык, пришлось крепко-накрепко зажмуриться и тряхнуть головой, прогоняя звонкие жалобы осиротевших родителей, мечтавших о мести и обвинявших в случившемся горностаев и двуногих одновременно.
Арагорн присел над крапчатыми осколками и досадливо поморщился – возмущенное птичье крещендо терзало слух, мешая сосредоточиться на главном. На тщедушном создании, выползшем из Мордора и упорно стремившимся куда-то на запад. В земли, что испокон веков считались последним мирным оплотом Средиземья. Что манило его туда? Что звало?
- Он нужен нам живым, - тяжелый посох с гулким пристуком опустился на корень, пока маг раскуривал свою неизменную трубку. Воровато оглядевшись, старик сбросил в мелко порубленный ширский табачок искры, высеченные прямо из пальцев, и выпустил широкое дымное облако, уцепившееся за нижние ветви ельника. – Зарубите себе на носу, что с его головы не должен упасть и волос.
Ближайший лучник что-то произнес, и все четверо рассмеялись — как понял Арагорн, над тем, что даже птицы и звери Лихолесья знали, что на плешивой макушке Голлума и без их участия уже не хватает порядочного количества волос. И если уж Митрандиру так дорога эта тщедушная поросль, то им стоило поспешать.
- Даже у самой жалкой твари есть острые зубы, - проворчал маг, отмахиваясь от летящего на огонек трубки мотылька. – А у загнанной твари пропадает всяческий страх. И последний рассудок.
Его сопровождающие посерьезнели и неясными тенями рассеялись среди арок, образованных навек сросшимися стволами. Арагорн проводил эльфов чуть удивленным взглядом. Он все никак не мог привыкнуть к тому, как быстро они могли меняться. Шутники и балагуры враз стали опытными воинами, прожившими не одно столетие. И бросили бессмысленные препирательства, вспомнив о своем долге.
О приказе самого Короля.
Арагорн, сотни раз читавший древние рукописи в Имладрисе, прежде никак не мог представить себе Элу Тингола, повелевавшего Берену отправиться в смертельное опасное путешествие. Но только до тех пор, пока не оказался лицом к лицу с надменным и острым на язык Трандуилом – лесной царь, увенчанный короной, сверкавшей россыпью рубинов и рябиновых кистей, взирал на них с плохо затаенной скукой. И именно нарочитая замедленность движений, отстраненный ледяной взгляд стронули кусочки мозаики, сложив разрозненные части в единый портрет Эльве Серого Плаща. И снова пред троном владыки человек-проситель и некто, бывший для эльфа авторитетом. Время не забывает старых историй... Вот только все древние камни уже пропали. Даже Аркенстон уже обрел свое место, и никто бы не дерзнул выкрасть его из застывшей хватки Короля-под-Горой.
Тогда тягостное молчание разрушил звонкий голос, радостно окликнувший Митрандира. Трандуил, хоть и страдальчески поморщился, но не стал мешать сыну приветствовать наставника. И, против ожиданий человека, не запретил наследному принцу сопровождать их в бесцельном поиске.
- Только помни, сын мой, что вы ищете лысую белку в бескрайнем лесу, - тонкие губы Короля искривились в снисходительной полуулыбке. – Не расстраивайся, если эта вылазка не увенчается успехом.
Но воодушевление Леголаса обратилось непроницаемой завесой, окружившей и напряженного мага и подбиравшего слова человека. Этот незримый полог зазвенел, натолкнувшись на волю отца, чуть поддался, но выстоял, подпитываемый широкой улыбкой и блеском светло-синих глаз.
И Трандуил отступил. И даже выделил им сопровождение, хоть и напоминавшее скорее конвой.
А теперь лесную тишину нарушил всё тот же звонкий голос.
- Сюда!
Арагорн положил ладонь на рукоять меча и оглянулся. Еле различимый в лесных тенях, лихолесский принц спрыгнул с гигантского поваленного ствола, дёргая за эльфийскую верёвку,. Что-то маленькое кубарем покатилось за ним следом, истошно вереща.
- Оно жжет нас-с-с!! Жжет, нашу прелес-с-с-сть, кусает! С-с-сними её! Голлм-голлм! Бэггинс-с-с, Ш-ш-шир, украли!!!!
Появившийся из неоткуда Гендальф облегченно выдохнул и опустился на обомшелый пень. Арагорн подошел ближе и замер. Взгляд мага, всего секунду назад казавшимся беспечным и успокоенным, теперь снова был цепким и пронизывающим.
- Не думай, что история на этом кончилась. Все только начинается, сын Араторна. - произнес серый волшебник и покачал головой.

Название: Под сводом Леса
Размер: 5756 слов
Жанры и категории: джен
Рейтинг: G
Персонажи: Трандуил, Леголас, Элронд, Элладан, Элрохир, Гелион.
Примечание: писалось под впечатлением "Бэмби 2". Писалось около двух лет, чтобы выстрелить на этап БПВ,


Серые, будто каменные, стволы деревьев безжалостно смыкались за процессией, отрезая ушедшим эльфам дорогу назад. Не звучали торжественно-печальные гимны, славя будущие встречи. Не оглядывались назад под древесные тени, бестрепетно ступая по залитой солнцем тропе. Безмолвие безраздельно царило над опустевшей опушкой, на которой остались лишь двое.
Мальчик, до белых костяшек сжав руки, до последнего мига тянул шею, пытаясь разглядеть темно-каурого коня, увозившего прочь его мать. Он все верил, что она обернется и звонко рассмеется, скажет, что пошутила, чтобы он не был таким серьёзным. А то и вовсе опустится перед ним на колени и крепко-накрепко прижмет к себе, позволяя зарыться в светло-рыжие, пахнущие травами и листвой, волосы.
- Пойдем, – отца мальчик и не услышал. Тому пришлось коснуться его плеча и повторить более повелительным тоном. – Пойдем, сын.
- Но… - эльфенок потеряно взглянул вверх на невозмутимое лицо Короля. – Но мама…
- Она больше не вернется, Леголас. Её время пришло.
Резко подавшись вперед, ребенок спрятал лицо в темной подкладке плаща, вцепился в тунику отца и позорно разревелся. Ничего и никого не слыша. Он горько оплакивал ушедшую мать, не чувствуя осторожного прикосновения к волосам, чуть сжавшую плечо руку. Ему этого было мало. Отец должен был обнять его и сказать, что все будет хорошо. Тогда он поверит.
Но Король молчал, предоставляя сыну возможность самому успокоиться. Принять решение и смотреть вперед без печали, этого опаснейшего из чувств. Чуть позволишь ей взять верх над собой, и она безжалостно погребет тебя в пучинах тоски и безнадежности. Кому как не Трандуилу было знать о подобной опасности?
- Оставь это, - легонько встряхнув затихшего мальчишку за плечи, синда дождался осмысленного взгляда и продолжил. – Это теперь прошлое, слышишь? Ты – принц, помни это. Ты не можешь, не должен, прилюдно так показывать свою слабость, ясно?
Эльфенок кивнул головой, вытирая ребром ладони покрасневшие глаза и мокрые щеки. Почему-то помогало плохо – соленая влага только размазывалась по лицу, но не исчезала.
- Перестань, – отец перехватил его руку за запястье и обтер лицо платком. – Иначе глаза совсем распухнут. И будут как щелочки. – Леголас покорно замер, чувствуя, как мягкая ткань высушивает кожу и оставляет легкий запах полыни. Наконец синда отстранился от ребенка и пошел прочь, не оглядываясь.

Ступая по мягко пружинящей молодой траве, юный принц Лихолесья смотрел на прямую отцовскую спину и не понимал, как можно быть таким спокойным и невозмутимым. Кое-кто из свиты пытались вовлечь Трандуила в разговор, неизменно возвращавшийся к уходу Королевы, но тот либо переводил беседу на более важную тему, либо сдержанно благодарил за сочувствие. К мальчику эльфы вовсе не подходили, то ли руководствуясь все той же жалостью, то ли получив негласное указание от Его Величества. В какой-то степени Леголас был им даже благодарен, поскольку любое упоминание о произошедшем, даже вскользь расслышанное, сковывало сердце и пережимало горло. А к глазам подступали горячие соленые слезы. Но плакать было нельзя, уже нет.
Мальчик расправил плечи и чуть вздернул подбородок – раз отец сказал, что Принцу не пристало скорбеть на глазах поданных, то он будет стараться.

Сам же Трандуил предавался куда более тревожным размышлениям о сыне. Он был юн, и королю не всегда хватало внимания, чтобы уследить и за своими землями и подданными, и за юрким, маленьким существом. Тем временем, с северных границ до Дворца стали доходить тревожные слухи о возрастающей Тьме, и жители тех краев старались переселиться ближе к родне. А некоторые и вовсе снимались с места и отправлялись в Лориен или Ривенделл. И все чаще звучало страшное имя – Некромант. Одно из многочисленных прозвищ Саурона. Что он забыл на его земле?! Сжав в бессильной ярости руки, Король обратил внимание на внезапно воцарившуюся тишину. Оглянулся. Нет, все верно.
Сына не было. Синда вернулся на несколько шагов назад, но пропажа и не вздумала объявиться. Эльф глубоко вздохнул, сдерживаясь, чтобы не закрыть ладонью глаза. Эру, и всегда это так?
- Леголас, – тихо позвал он, давя раздражение. Раздавшийся неподалеку всплеск заставил Трандуила насторожиться и припомнить, что пару минут назад он действительно перешагивал через крошечный лесной ручеек. И что же привлекло этого ребенка в прозрачной струйке воды?
Эльфенок на самом деле не хотел ничего плохого – только умыться. Приятное и холодное прикосновение воды к высохшим щекам настолько ему понравилось, что Леголас не сумел преодолеть искушение и опустил обе ладони в зыбкий мох, служивший ручью ложем. Потом наклонился чуть пониже и скорчил самому себе рожицу. Благо, что темное и какое-то помятое отражение тому способствовало. Но тут ветки ракитника беззвучно раздвинулись, и на противоположном берегу появился отец. И, глядя тому в лицо, мальчик внезапно понял, что снова повел себя неподобающе. Виновато опустив голову, Леголас поднялся и перешагнул через воду и поплелся следом.
Король едва слышно вздохнул – кому будет приятна такая перемена? Радостно улыбавшееся дитя почти мгновенно погрустнело и вновь приняло тот глубоко несчастный вид, что травил душу сильнее каленого железа. Потому что там, прощаясь с сородичами навсегда, Трандуил к своему стыду, не смотрел на печальное лицо жены, сделавшей свой выбор. Его взгляд словно прикипел к тонкой фигурке сына. Он прекрасно знал, что тот чувствовал. Он сам был с ними знаком, хоть встреча произошла в более зрелом возрасте.
Поэтому вослед процессии синда смотрел со смешанными чувствами – скорбь, обида и безадресная злость. Это было очень сложно, ведь раньше всегда был повод обвинить кого-либо в своем горе. Подлые наугрим, ослепленные алчностью, напали на деда со спины. Исилдур не бросил Кольцо, когда был шанс, и тем самым обрек их и впредь сражаться с Тенью, что рано или поздно обретет плоть и мощь. Слабость смертного одним махом обесценила бессчетные слова клятв Союза, а смерть Орофера, павшего от орочьего ятагана на бритвенно-острых отрогах Врат Мордора, лишь подвела незримую черту, после которой началось отчуждение от проблем смертных. Отряду тогда еще наследного принца не хватило ведь каких-то мгновений, чтобы прийти на помощь. Трандуил успел лишь пронзить клинком тварь, сделавшую его сиротой, но запоздалая месть так и не вернула павшего Короля к жизни.
А теперь Тьма исподволь тянулась к его сыну, словно не насытившись прежними жертвами. И некого было винить. Она же могла взять ребенка с собой! А он мог это же предложить, настоять, в конце концов! Раз уж суждено рано или поздно ввязаться в заведомо безнадежный бой.
– Я расстроил тебя? – тихий голос сына прозвучал неожиданно и в разрез всем тяжким размышлениям. – Прости…
Король оглянулся и покачал головой.
– И в чем же твоя вина?
Мальчик неуверенно посмотрел в сторону, словно набираясь храбрости у обступивших тропу деревьев.
– Я… я, наверное, совсем не похож на принца, да? – с потаенным страхом увидеть молчаливое подтверждение своим словам Леголас взглянул в лицо отца. Но тот смотрел на него с неподдельным удивлением. Потом вздохнул чуть заметнее, чем прежде и подошел ближе, присаживаясь и глядя прямо в глаза.
– Ты еще слишком мал, – король погладил ребенка по несколько взъерошенной макушке. – Но почему-то мне кажется, что ты справишься. – эльфенок даже подался вперед, всем существом впитывая неожиданную похвалу. Но сомнения продолжали гнездиться в его сердце, и не высказать их было бы нечестно.
– Н-но почему ты так думаешь?
Отец неожиданно подхватил его на руки и произнес нарочито задумчивым голосом.
– Даже не знаю. Может, потому что ты мой сын? – Рассмеялся Трандуил. Такая банальная, прямо-таки очевидная правда и на самом деле служила объяснением многому.

Прибытие пышного посольства Владыки Элронда взбудоражило все Лихолесье, не успевшее еще успокоиться после визита четы из Золотого леса. Леголасу очень понравились гости из Лориена – лорд Келеборн, показавшийся таким серьезным и отстраненным, охотно показал мальчику, как верно запускать воздушного змея. А леди Галадриэль успела не только объяснить, как правильно оттягивать щиток, чтобы не повредить тетивой пальцы, но и привезла в подарок маленький охотничий рожок. Чью звонкость уже успели оценить во всем дворце и ближайших окрестностях.
Поэтому приезд дальних родичей казался принцу еще одним неожиданным подарком, особенно когда он узнал, что вместе с Элрондом прибудут еще и его дети.
В то утро, ребенок буквально извертелся, мешая няне заплести косу, срываясь с табурета каждый раз, когда со стороны двора слышался какой-нибудь подозрительный шум. Едва дождавшись конца экзекуции, мальчик вихрем промчался через анфиладу комнат к террасе, где для пущей быстроты перепрыгнул низкие перильца и пробежав под прикрытием кустов до внутреннего дворика дворца. И все равно едва-едва успел замереть рядом с отцом, уже приветствовавшим гостей, в должной позе наследного принца. Напрочь позабыв о недавнем совете сдерживать эмоции до поры до времени.
Трандуил чуть усмехнулся, искоса взглянув на горящее энтузиазмом лицо сына. В смешанном свете, пробивающемся сквозь плотную листву окруживших дворец буков, процессия и вправду была величественной и завораживающей. Элронд Эльфинит бесстрастно взирал на собравшихся синдар, не изволив даже отреагировать на появление дальних родичей. Впрочем, это молчаливое выжидающее изумление можно было трактовать по-разному.
- Кажется наш гость, - король склонился к сыну под благовидным предлогом, чтобы поправить заломленный воротник, - ошарашен тем фактом, что его не приветствуют знаменитые дрессированные лихолесские зайцы.
Леголас в немом изумлении взглянул на отца, а потом не сдержался и тихонечко прыснул.
- А может его удивляет, как же это так, засыпал у себя в покоях, а проснулся в какой-то жуткой чаще.
Этикет затрещал по швам и лопнул со звуком звонкого детского смеха.

- И совсем не смешно! – отрезал Элронд, закрыв рот ладонью. Тихие и, что самое главное, уединенные покои лихолесского Владыки оказывали на Полуэльфа на диво усыпляющий эффект, так что за пятнадцать минут неспешной беседы это уже была шестая попытка скрыть явный зевок и соблюсти вежливость. Пара фужеров и несколько запыленная бутыль из дворцовых погребов, хоть и дополняли картину, но уж взбодрить никак не могли. – Я бы на тебя посмотрел в такой ситуации.
Трандуил поспешно сделал вид, что раскаялся в неуместной остроте. Наверное, ему и вправду повезло. Как справляться с двумя идентичными и непослушными мальчишками, когда за одним, к тому же куда менее темпераментным, нужен глаз да глаз?
– И ладно за близнецами не уследить, им даже это простительно, в силу возраста. Но Арвен! – многодетный отец печально выдохнул и покачал головой. – Откуда в ней такое… сумасбродство?! Наслушалась баллад про Ар-Фейниэль и все рвется повторить её подвиги. – Эльфинит пробормотал чуть в сторону – Вот и следи теперь, чтобы по лесу в одиночестве не ездила.
– А что же Глорфиндэль? – Трандуил все-таки решил проявить должное гостеприимство и разлил по бокалам вино, ненавязчиво пододвигая один из них разговорившемуся страдальцу.
– Золотой Цветок умыл руки и отрекся от любой мало-мальски значительной попытки воспитания после того, как эта хулиганка угнала Асфалота и практически пересекла Броды. Так что юная принцесса отправилась в гости к бабушке. С полного моего дозволения не возвращаться в течение ближайших месяцев. А то и лет, – владыка Ривенделла устало прикрыл глаза и снова зевнул, уже не скрываясь.
– Думаешь, Галадриэль поможет Арвен одуматься?! – Трандуил недоверчиво покосился на родственника. Тот лишь пожал плечами и хмыкнул, с куда менее довольной миной на лице.
– Ну, хотя бы проконтролирует. А Келеборн удержит от очевидного членовредительства, – тут уж Король позволил себе скептично фыркнуть. – Что? Ты же сам видишь, какой у него опыт.
- Несомненный, - против очевидного, уже сложившегося факта, сложно было спорить. Впрочем, скажи ему кто во время первого приезда нолдор в Дориат, что своенравная и горделивая дева совсем скоро станет матерью семейства… Тогда не верилось, да и сейчас верится с трудом, что это Келеборн укротил непокорную нис из проклятого рода. Казалось, они просто нашли друг друга, давно потерянные половины одной души. Их единение было чуть ли не предсказано звездами — и думать об этом сейчас было горько.
«Ведь и ты давал свои клятвы на века, гордый Владыка.»
- И раз уж речь зашла об опасениях, – открывший своё сердце Элронд не только изливал душу, но и хорошо слышал собеседника. Владыка Ривенделла пристально посмотрел на собеседника поверх тонкого хрусталя, выжидая, пока тот поделится с ним истинной причиной приглашения.
- Леголас.
- Леголас? – удивился Полуэльф, от неожиданности нервно хохотнув, и поставил бокал обратно на стол. – Вот уж не думал, что у тебя с ним какие-то проблемы. – взглянув Трандуилу в лицо, Элронд осекся и прекратил улыбаться.
- С ним нет, - вздохнул Король, устало потирая лоб, – но в Лихолесье неспокойно, Дол-Гулдур снова обитаем и у меня скоро не будет времени беспокоиться еще и о нем. В Ривенделле ему будет лучше.
- Спокойнее.
- Да, ведь твои земли защищены куда лучше моих, – синда и сам не заметил как переплел пальцы и сжал их до побелевших костяшек. Странно, но правильные, выверенные и аргументированные слова оставляли на сердце гнетущую пустоту, словно он отрывал их от себя и безжалостно швырял в небытие.
- Я верю, точнее, все прекрасно понимаю, но... – Эльфинит выпрямился и тоже сцепил пальцы в замок, опер на них подбородок, - как же ты объяснишь ему этот необходимый и важный шаг? Он твой сын, тем более что после ухода...
- Хватит об этом! – Трандуил тряхнул ушибленной рукой и вскочил на ноги, не глядя на разлившееся от удара по столешнице вино. – Вы все как сговорились! Один сочувствует, другой смотрит влажными глазами так, что сердце разрывается, а что мне остается?! Я не могу потерять еще и его, слышишь!? Он мой единственный сын, наследник - проклятье, да он еще слишком мал, чтобы становиться очередным заложником этой непрекращающейся войны!
Элронд безмолвно подошел к сородичу и сжал его плечо, разделяя прорвавшуюся скорбь и горе.
- Ты прав, прав, но совсем уберечь его от судьбы не сможешь, она возьмет свое не сейчас, так потом.
- Потом, ты сам это сказал. Предотвратить уготованные ему испытания мне не по силам, а вот отстрочить их могу вполне, – Трандуил криво усмехнулся, словно сам не верил своим словам. Но указывать на очевидное Эльфинит не стал, только кивнул.
- Пусть так. Хорошо, я согласен. Одним постреленком больше, одним меньше… - Элронд философски развел руками, оба эльфа рассмеялись, не заметив, как по подоконнику скользнула неясная тень. Так уж повелось в древних дворцах, у их стен всегда есть уши, а иногда и очень быстрые ноги, в довесок к чрезмерно любопытным носам. Так обычно начинаются все родительские проблемы.

- Шутишь, да этого просто не может быть! – Элрохир воодушевленно вгрызся в яблоко, не зная радоваться или изумляться обрушившимся новостям.
- Я сам слышал! – Элладан сидел на ветке и ненавязчиво подбирался к следующему краснобокому плоду. – Леголас поедет с нами и, я даже не знаю, это здорово?
Мальчик свесился вниз и протянул свою добычу опешившему товарищу. Лихолесский принц перебросил яблоко из одной руки в другую, но против ожиданий промолчал. Близнецы понятливо переглянулись и подсели ближе.
- И что теперь? Что это значит? – Пробормотал предмет непростых разговоров.
- Наверное, ты станешь нашим новым братом, – предположил Элладан.
- Точно! Atto отослал Арвен, чтобы обзавестись еще одним сыном! – Возликовал Элрохир. – Мама же сказала, что еще спиногрыз в нашем доме появиться только через её труп. И вообще, я - за! – Мальчик поглядел на понурившегося Леголаса и замолк.
- Ты что, не хочешь с нами ехать? – Элладан спрыгнул на землю и потряс лихолесского принца за плечо, но тот промолчал, слишком уж выразительно, чтобы быть непонятым.
- Вечно они так! – вспылил Элрохир, отбрасывая измочаленную веточку. – То нельзя, это нельзя! У нас не дом, а сплошная библиотека. Или высотка древних ценностей. Ух, сколько же мы их переколотили-и-и…
- Да, - подхватил Элладан. – Если бы не мама, отец давно бы все волосы повыдергал. Сначала нам, а потом себе.
- Это же умывальная чаша самого Гил-Галада, - простонал Элрохир, подстреленной куропаткой падая на братские колени.
- А из этого кубка пил свой сладкий эль сам Маэдрос Высокий! – провыл его близнец, обрушиваясь сверху.
- Наверное, та кукла, с которой играет Арвен, принадлежала самой Арэдель, – хихикнули братья хором и вопросительно глянули на приободрившегося Леголаса.
- А у нас только дедов меч в тронной зале висит. Он его никогда особенно не любил, говорил, что гномская работа рано или поздно подведет. Вроде как, ясеневый посох куда надежнее.
Ривендельцы замолкли, переваривая такое спорное откровение.
- Правда, он еще говорил, что самый лучший способ отбить атаку врага, это вылить на его войско содержимое выгребных ям, – Леголас поджал подрагивающие губы и встал с лавки. – Вот только Ороферу так и не удалось это провернуть.
Мальчишка рассмеялся и начал отступать. Образумившиеся гости возмущенно возопили и бросились следом. Леголас с легкостью несся впереди, ловко перемахивая через случающиеся помехи. Может быть, в предстоящем отъезде было не все так плохо?

Умаявшиеся мальчишки сидели на берегу безымянного ручья, переводя дух и одновременно устраивая себе небольшой перекус. Леголас дипломатично не спрашивал, когда гости успели разжиться пирожками и вареньем, а те охотно делились с ним незаконной добычей, обдумывая новый коварный план.
- Все-таки тебе нельзя так просто уезжать, - пропыхтел Элладан, выстукивавший из горшочка последние капельки облепихового варения. – А то будешь, как наша Арвен – то к бабушке, то в Гавани ездить. Вроде как, и развлечение, но это же с мамой! – Близнецы поморщились. – А значит веди себя хорошо, не шали, слушайся деда и так далее. Нет, наш дед кому угодно даст фору, но только пока бабушка не видит. Один раз мы спим, а он…
- Да погоди ты, успеешь рассказать! – Элрохир задумчиво махнул огрызком пирога и пояснил. – Не дело это, приучать всех, что их принц при первой опасности в кусты бежит. Надо хоть напоследок, но показать, что ты кое-чего стоишь. Вот, например, умеешь стрелять из лука?
- Ну да, - Леголас подобрал камушек и бросил в воду. – Кто этого не умеет.
- Есть тут некоторые, - получив сокрушительный щелбан от Элладана, Элрохир брызнул на него водой и спрятался за камень.
- Нет, стрельба это не то. Ну, поймает он добычу, что с того? – Элладан отряхнулся и с сожалением отставил окончательно опустевший горшок. – Нужно повергнуть какого-нибудь врага! – мечтательно протянул он и вздохнул. К сожалению, на их век не осталось хотя бы одного завалящего злодея. Вот, в Первую Эпоху никто бы и не подумал прятать наследника – со всех сторон были враги или хотя бы недруги, а теперь?
- Кто вам досаждает? – Элрохир вылез из-за камня с полными горстями земляники.
- Волки. Пауки. Бывают орки, но только на границе – близко ко дворцу им не подобраться.
- Плохо. До границы мы не доберемся – сразу обратно вернут.
- А волки слишком разобщены, - поддакнул Элладан, споласкивая в ручье горшок и ныряя за камень, чтобы набрать побольше дикой ягоды,
- остаются пауки. Точно! Нам когда отец про Унголианту рассказывал, кое-кто потом от каждого шороха дергался.
- А кто-то спал с зажженной свечой! – парировал невидимый Элладан.
- Но они водятся только в чащах, – внес свою лепту Леголас и пожевал травинку. – Как мы там окажемся?
- Да ладно, Леголас, - близнецы переглянулись и расплылись в одинаковых улыбках. – Мы же эльфы. А что делают эльфы, встретившись после долгой разлуки? – Мальчишки картинно потянулись друг к другу через камень.
- Что-то такое, чтобы показать свою стать и силу?
- Что-то такое, чтобы уязвить хозяина умением или гостя широтой души?
- Ну, и заодно пополнить запасы, скудеющие прямо на глазах?
- Устраивают охоту? – уточнил очевидное Леголас и рассмеялся. Уж точно, что бы ни задумал его отец, но охоту на оленей или кабанов он точно устроит.

Казалось, что никто во дворце и не думал ложиться спать – вернувшиеся с прогулки мальчишки обнаружили придворных в бестолковой предпраздничной сумятице, ознаменовавшей монаршую молю – с первыми лучами солнца всем желающим поохотиться быть в седле. Элронд, хоть и казался достаточно воодушевленным идеей, но все же поспешил скрыться с глаз долой в своих покоях, не выдержав расспросов сыновей о том, кого именно они будут травить.
Леголас помялся, глядя во след удалившимся гостям, но против ожидания не стал расспрашивать отца. Даже не взглянул лишний раз – дождался разрешения и ушел к себе. Не видя, как устало поникли плечи Короля. Не ведая о той тени, что охватила душу Трандуила. Принявшего правильное, но такое непростое решение.
Так или иначе, но хлопотливое утро было закономерным продолжением суматошного вечера – гости зевали, таясь за ладонями, или вовсе клевали носами. Хозяева были бесконечно вежливы, но не испытывали особого восторга, а уж Трандуилу эта затея начинала казаться форменным фарсом. Леголас же о чем-то размышлял, бесцельно поправляя чересседельные сумки. Герольд объявил о готовности – ловчие обнаружили небольшое оленье стадо на северо-востоке. Охота началась.
Кавалькада не успела толком углубиться в лес, как с Леголасом поравнялся Элронд.
- Ты кажешься опечаленным, юный принц. Тебя что-то гнетет?
- Отнюдь, мой лорд, – мальчик упорно смотрел в сторону, комкая в ладонях кожаный повод.
- И все же. Не знаю, известно ли тебе, но некоторые вести, особенно услышанные в неподобающее время, способны ранить сильнее клинка.
- Мне говорили, - Леголас похлопал ладонью по голенищу сапога, и вышколенный Морген взвился в седло, готовый следить за хозяйской рукой и бросаться в погоню по первому слову. – Но хуже неверно донесенного слова может быть только молчание.
Пес восторженно взвизгнул, уловив в подлеске мелькание светло-коричневых боков, и спрыгнул вниз. Мгновением позже раздалась звонкая разноголосица рожков, и принц Лихолесья в числе первых охотников поспешил сорваться в погоню. Лорд Элронд придержал коня, рванувшего было следом, и встревожено нахмурился. Ему не понравился ответ мальчика, как и лицо Трандуила, умчавшегося следом за сыном и бесспорно слышавшего каждое слово.
- Почему вы не можете просто поговорить, - проворчал Эльфинит, - к чему все эти сложности и пустые обиды?

Ветви с мягким шорохом расступались, пропуская его вперед. Солнечные лучи плясали на черной шкуре, кусая непривычное к свету тело, вынуждая дергаться и искать убежища в неверных тенях. Но в горах и дальних урочищах оставалось все меньше и меньше еды. А потомство множилось, потомство голодало и пожирало более слабых. Звавший себя Шшарх алчно щелкнул жвалами, улавливая далекую дрожь земли, предчувствуя скорую добычу, которую можно было принести домой. Главное, правильно расставить сеть, заманить к ней одинокого или слабого, а там один укус и все. Детеныши будут сыты.

- Леголас, постой! – эльф придержал коня и оглянулся. Его нагоняли близнецы, успевшие добыть себе пару кроликов, а Элладан как раз убирал стрелу обратно в колчан.
- Мы же не собираемся гоняться за каким-то оленем, правда? – уточнил Элрохир, задумчиво взирая на сверток, притороченный к седлу Леголаса.
- Названный братец, скажи, а что у тебя там, в сумке? – протянул Элладан. – Неужели меч?
Лихолессец обреченно кивнул, не размениваясь на слова.
- Ты стащил клинок Орофера?! Молодчина! – Леголас передернул плечами, не чувствуя себя настолько в этом уверенным. Снять со стены узорчатые ножны – полбеды, но когда он попробовал взмахнуть мечом, делая вид, что отражет удар, то чуть было не завалился на спину. За всю ночь неловких прыжков и падений он только и смог, что поразить полог собственной кровати, оставив в ткани прореху. А уж мчаться вперед на лихом коне и одновременно сечь врагов...
- Пора нам удаляться с этого праздника, - Элрохир развернул утащенную у стражника карту и всмотрелся в руны.
- Переверни, что ли, - хмыкнул Элладан.
- Это ни к чему, - Леголас цокнул языком и направил коня в сторону, бестрепетно съезжая с тропы. – Я и без этого знаю, где можно встретить унголов.
Близнецы переглянулись и поспешили следом.

- А я говорил, что от меня больше толку в степи, чем в этой чащобе! – огрызнулся Элронд, выпутывая из волос листья. Единственный подстреленный им олень рухнул в узкий овраг, в котором было не развернуться. И, как выяснилось, из которого с добычей не выбраться. Заслышавший подозрительную возню Трандуил уже подумал наложить на тетиву новую стрелу, представляя себе не ко времени разбуженного медведя. Но потом увидел коня, пару гончих, восторженно вилявших хвостамии, услышал непередаваемую ругань на нолдорском наречии. Пришлось спешиваться и помогать дорогому гостю справится с внезапной удачей. И наблюдать за попытками восстановить свое доброе имя и внушительный облик, пока не подъехала остальная свита.
- Тебе смешно, а я, между прочим, с ног сбился! – Элронд поправил венец и оттряхнул камзол от налипших веточек. – Просто этот олень выскочил совершенно не вовремя, не мог же я просто дать ему уйти?
- Конечно, не мог, - вежливо улыбнулся Король и, пользуясь более высоким положением конного, снял с макушки Элронда последний листок.
- Ты почему не поговорил с сыном? – Эльфинит цепко взглянул на собеседника, не успевшего надеть какую-либо маску. Тот повертел в пальцах клейкий весенний черенок, открыл было рот, но промолчал.
- Не хочу расстраивать твой хитрый план, но твое несмышленое дитя уже все знает. И нет, не я ему сказал. Хотя, скорее всего без участия близнецов дело явно не обошлось. Более того, мне кажется, что они что-то задумали. Глупое и безрассудное, например, выкрасть меч Орофера и отправиться геройствовать.
- Леголас не мог.
- Леголас узнал, что отец решил отправить его в Ривенделл. Не от тебя. А ты даже не попытался ему что-либо объяснить, – Элронд оседлал коня и нахмурился. – Я знаю, на что способны обиженные дети, уж поверь. Нам остается только понять, что именно могло прийти им в голову. Какой опасной выходкой можно впечатлить Ваше Величество?
- Помолчи, – Трандуил отмахнулся от нежданного советчика и прикрыл ладонью глаза. К нему уже спешили – Гелион, чтобы сказать, что никто не может найти принца. А чуть погодя один из ловчих привел окровавленных коней, принадлежавших близнецам.

Охота началась.
Шшарх почувствовал их приближение задолго до того, как они появились перед ним во плоти. Трое молодых двуногих и трое четвероногих, о такой удаче можно было только мечтать. Нужно было действовать, правильно действовать, чтобы вся добыча досталась ему. И детенышам.
Паук осторожно двинулся следом за всадниками, стараясь держаться против ветра, чтобы звери не почуяли тяжелый смрад убийцы. Восемь лап стремительно и беззвучно несли его по едва заметной тропинке.
Охота началась!

- Представляю лицо отца, когда мы вернемся, – вздохнул Элрохир.
- Нам влетит, - согласился его брат.
- Если вернемся с пауком, может и не влетит. Он, наверное, в обморок упадет.
- Мой точно нет, - проговорил Леголас и близнецы примолкли. Да уж, им-то можно было не переживать за исход сегодняшнего дня, а вот ему бесславное возвращение не несло ничего хорошего.
- Фу, сколько же здесь паутины, - Элрохир провел рукавом по лицу, снимая бесплотное, но такое гадостное кружево крошечного ткача.
- Это маленькие расстарались, а представь, какая паутина была у той же Унголианты?
- Бр-р-р, - содрогнулись близнецы.
- Тихо! – прикрикнул на расшумевшихся сопровождающих Леголас и остановился, прислушиваясь к лесным звукам. Кто-то был совсем рядом, кто-то неосмотрительно хрустнул веткой.
Обнаруженный хищник, против ожиданий, не стал таиться и дальше – паук прыгнул, всем весом обрушившись на ближайшего всадника. Удар мощных жвал пришелся на бок коня – животное испуганно заржало и взвилось на дыбы, сбрасывая всадника на землю. Элладан бросился вниз, спеша вытащить брата из под мечущихся копыт и лап. Леголас помедлил какой-то миг, высвобождая клинок, и закричал, отвлекая паука на себя.
- Сюда, сюда, вражеское отродье! – Конь принца испуганно взвизгнул и попробовал отвернуть, но Леголас настойчиво направил его вперед.
Шшарх отпрянул в сторону, отстраняясь от металлического отблеска в руках третьего двуногого. Паук много жил и многих ел, посему не стал дожидаться второго замаха, которым бы наверняка повредили его драгоценную шкуру. С неожиданной быстротой он уполз обратно в кусты, взобрался на дерево, сливаясь с темной листвой и обомшелыми ветвями. Теперь можно было и подождать.

Опьянение от внезапной победы прошло с первым стоном – Леголас с трудом вложил меч в ножны и спешился. Элрохир корчился в объятьях перепуганного брата, зажимая колено ладонями. Из-под тесно переплетенных пальцев тяжелыми черными сгустками сочилась кровь, Элладан с трудом заставил раненого ослабить хватку и рвано выдохнул – виднелась разодранная плоть. Но куда страшнее выглядело ровное отверстие, в котором пузырилась вонючая жидкость.
- Ваши лошади сбежали, – произнес Леголас, присаживаясь на корточки и осторожно прикоснулся к покрасневшей и вздувшейся коже. – На одном коне мы все вместе не уедем, нам придется идти пешком.
- Назад? – спросил Элладан.
- Не по этой тропе, - Леголас покосился в сторону подозрительно присмиревшего леса. – Она слишком длинна и приведёт нас к месту охоты.
- Но…
- Там уже никого не будет, - отрезал Леголас, – а наше отсутствие заметят только вечером, когда вернутся во дворец. Пока проверят, пока отправят отряд. Будет слишком поздно. Полезай в седло, я помогу поднять Элрохира.
- А ты?
- Пойду рядом. Может быть, удастся найти ацелас.
- Проклятая тварь! Как думаешь, она вернется? – Элладан осторожно прижал к себе застонавшего брата.
- Скорее всего, - пробормотал Леголас и взял коня под уздцы.

Добыча уходила. Шшарх разочарованно переступил лапами. Уходила в другую сторону от паутины. Он почти поверил, что двуногие впадут в отчаяние и разбегутся, они часто так делали, но эти как-то уж слишком быстро оправились от его нападения. Но теперь их передвижение было гораздо медленнее. Им было не отбиться.

- Искать, Морген, искать! - пес понюхал тунику, взлаял и бросился вперед, уводя всадников за собой. На этот раз эльфы передвигались молча и стремительно, напоминая скорее бесплотные тени, нежели живые существа.
Конь Элрохира был ранен пауком – подобные увечья ни с чем не перепутать. И оставалось только гадать, что случилось с мальчишками.
- Уши оборву паршивцам, - в который раз произнес Элронд, с силой сжав поводья. Трандуил же молчал, с такой же силой вцепившись в тунику сына – каждое мгновение могло стоить жизни. А им пришлось ждать слугу из дворца, собирать отряд, искать следы, прерывающиеся на ручьях и болотных бочагах.
«Уши оборву» - безмолвно соглашался он.
«Было бы кому» - ехидно шептал внутренний голос.
«Вот и избавился» - вторил другой.
Король медленно расслабил пальцы, роняя ткань на колени. «Отчаиваться рано» - увещевал он себя. И наддав коню каблуками, ринулся вслед за истошно лающим псом. Морген приплясывал около примятой травы и потеков крови, синдар даже не заметил, как спешился.
- Они живы, - ответил он подоспевшему Элронду, – следы ведут дальше.
- И конь под двойным грузом, - произнес Эльфинит, внимательно приглядевшись.
- И кто-то третий ведет его в поводу, - встрял Гелион, приподнимая факел.
- Но почему они не повернули обратно?
- Наверное, решили срезать и пройти, напрямую, к дворцу.
- Через болото?!
- Унголы не пойдут в топь, это их единственный шанс.
- Хватит! – Трандуил поспешно сел на коня. – Следуем дальше.

- Мне холодно, - стучал зубами Элрохир, стоически терпя прикосновения к рассеченной ноге.
- Потерпи еще немного, – Леголас в последний раз наклонил над раной сорванный лист лопуха, вымывая наружу желтые сгустки яда. Торопливо размяв в пальцах найденный ацелас, он прижал его к чистой тряпице и замотал ногу друга. Снял с себя верхнюю тунику и накрыл ею колено, чтобы хоть как-то помочь согреться.
- Как странно, он же весь горит, – Элладан озирался, ожидая новой атаки, но пока что паук держался в стороне, время от времени маяча то в кронах деревьев, то в развилках корней. Словно ждал, когда им надоест сопротивляться, и они сдадутся ему на милость.
- Жало ударило в кость, - Леголас устало потряс рукой, успевшей порядком занеметь от тяжести меча. Палка, подобранная немногим ранее, и вправду была гораздо удобнее длинного и тяжеловесного клинка, вновь притороченного к седлу. И паук сторонился её так же как и острого лезвия, а обращаться с ней было не в пример, легче. – Так что большая часть яда вытекла наружу вместе с кровью, но оставшаяся все равно расползается по его телу с каждым ударом сердца.
- Он не умрет, правда? – Элладан с опаской взглянул в запрокинутое лицо брата, сползшего вниз в беспамятстве.
- Не умрет, – Леголас погладил коня по носу и потянул за собой. Из сгущающейся тьмы на них снова уставились буркала паука, смелевшего буквально на глазах. Нужно было спешить.

Упрямая еда уходила слишком далеко! Не хватало еще драться с каким-нибудь младшим братом или сыном за эту плоть! Шшарх и так слишком далеко ушел от своего логова и привычного охотничьего удела, мог и не дотащить коконы обратно. Монстр щелкнул жвалами и неслышно пополз дальше, собираясь отрезать упрямой дичи путь к отступлению. На топкой земле ему их не догнать, нипочем не догнать. Значит, стоило поспешить.

- Вот смотри, впереди болота! – Леголас пытался всячески приободрить Элладана. – По этой самой тропе мы дойдем до вчерашнего ручья. – Осталось совсем немного.
Ривэ вдруг задрожал и бросился в сторону от спрыгнувшего с деревьев паука, да так сильно, что Леголасу пришлось повиснуть всем телом на узде, не давая ополоумевшему животному сойти на казавшуюся такой надежной и незыблемой топь.
- Проклятая тварь! - прошептал Элладан. – Он словно караулил нас! Знает же, что другой дороги нет!
Шшарх уверенно наступал, тесня их обратно в лес, в свой чертог.
Леголас похлопал вздрагивающего коня по шее и произнес, не отводя взгляда от довольного собой чудовища.
- Элладан, держись.
- Что?!
- Вместе нам не прорваться, а троих Ривэ не вынесет.
- Ты с ума сошел? – взвизгнул Элладан, пытаясь перехватить повод и приподнять брата. – Что я скажу твоему отцу?!
- Придумаешь, - огрызнулся Леголас и хлопнул перепуганного коня по крупу и взвыл по-волчьи. Ривэ взвился свечей, в то время, как мальчишка, отпрыгнувший в сторону перехватил поудобнее палку и со всей силы ударил паука по башке.
Отвлеченный этим подлым приемом Шшарх впустую щелкнул жвалами, не ухватив даже волоска из пронесшегося мимо конского хвоста. Боль от удара только разъярила – паук поднял передние лапы, пытаясь то ли ухватить верткую муху, то ли ужалить. Этой добыче не суждено было стать коконом – Шшарх намеревался разорвать её на клочки.
Леголас же пытался ослепить восьмиглазую тварь, уворачиваясь от мечущихся перед носом когтей и вылетающих нитей паутины.
Посох с мерзким звуком вонзился в виноградную гроздь посверкивающих буркал – Леголас пошатнулся, а вылетевшая мгновением раньше паутина подсекла его ноги – принц потерял равновесие и упал. Упругий, чуть влажный мох внезапно разошелся под судорожно выпрямленными руками, обнажая скрытую под собой грязно-коричневую воду. Мальчик попытался хотя бы вздохнуть, но вместо этого погрузился сразу с головой. Болото охотно сомкнуло над ним свои покровы, глуша все звуки, стирая мысли, заменяя все непроглядной темнотой.

Отряд выехал из-под сени леса как раз вовремя, чтобы увидеть апофеоз безрассудной храбрости. В ослепшего паука разом вонзился почти десяток стрел, пущенных для того, чтобы отвлечь монстра от очередного безумства. Элронд не успел окликнуть Трандуила и трясина приняла в себя еще одно тело. Эльфинит чуть было не последовал за ним, но закачавшаяся под ногами земля мгновенно отрезвила – он обвязал веревку вокруг пояса, перебросил конец Гелиону и осторожно ступил в зеленоватую жижу, увязая с каждым шагом. Вынырнувший Трандуил слепо натолкнулся на него рукой, когда Владыка Ривенделла уже был готов просить о помощи. Отказавшись забирать только принца, Эльфнит обхватил обоих синдар и был вызволен из болотного плена уже под руководством Гелиона и благодаря усилиям остальных спутников.

На Короля было страшно смотреть.
Облепленный ряской с головы до ног, он худо-бедно оттер свое лицо и осторожно обмывал Леголаса, чередуя прикосновения смоченной ткани с какими-то нашептываниями, в которые все присутствующие старались не вслушиваться.
Наконец принц закашлялся и попытался сесть, опираясь на отцово колено, и обвел поляну непонимающим взглядом.
- Пап? – позвал Леголас и запрокинул голову, всматриваясь в недрогнувшее лицо Трандуила. Развернулся всем телом, все так же продолжая безмолвно разглядывать непривычный облик.
- Элронд, - Полуэльф вздрогнул, взглянул на замершее семейство и с трудом сдержал смех, неловко изобразив кашель. Но Король Лихолесья не повел и бровью, – боюсь, что наша договоренность лишена всякого смысла, – глаза эльфа неуловимо потеплели, и он поднялся на ноги, приобнимая сына за плечи: – Где в Ривенделле вы найдете пауков подходящего размера, чтобы развлекать это чудовище?
- Да, таким место только в Лихолесье, - поддакнул Леголас, хитро улыбаясь.

@темы: Эльфы, Хоббит, Пустите меня на Запад, Пристрелите фаната, Полет фантазии, Откуда у Львёны руки растут, Бред писательский, Tvarius Grafomanius

URL
Комментарии
2013-04-07 в 18:47 

Snu-smumrik
Говорил правду в неположенном месте.
талант не пропьешь)
жалко, что я не умею так же мотивировать Х)))

2013-04-07 в 21:42 

Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Snu-smumrik, приятно слышать, что тебе понравилось)))
я буду бороться!

URL
2013-04-07 в 22:17 

Snu-smumrik
Говорил правду в неположенном месте.
Львенок Сен-Клер Элессар, Под сводом леса - вообще нечто. Прямо таки за душу берет!
борьба выматывает, как известно. Это просто у меня руки к такому делу как ораторское мастерство не оттуда растут Х)

2013-04-07 в 22:42 

Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Snu-smumrik, я тебе показывала второго Бэмби? Когда я его в первый раз смотрела - просто обрыдалась.
ты же знаешь, я понежусь на лучах славы и плюшевых отзывов и пойду работать на форум х)
Львенков хвалить нннада

URL
2013-04-07 в 23:46 

Snu-smumrik
Говорил правду в неположенном месте.
Львенок Сен-Клер Элессар, я его давно-давно смотрела, но поняла о чем ты)

2013-04-08 в 23:07 

Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Snu-smumrik, ^^ очень узнаваемые моменты я использовала, таааа

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

За оленем о семи рогах

главная