Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
И снова мой не предвзятый взгляд на такой привычный сюжет, как любовь эльфа и смертной женщины.
Пару раз ловила себя на подражании "Верным врагам" и ворча переписывала спорный момент.
Вообще, в голове долго крутился образ ярмарки, на которой познакомились Гелион и Фрегга.
Но, упорно пытается провернуться эдакая стихотворная форма (в качестве, алаверды песням о Берене и Лютиэн, Аэгноре и Андрет), но где я, а где рифма.
В общем, думаю еще.

Название: Недомолвки
Размер: 1640 слов
Жанры и категории: гет
Рейтинг: PG
Персонажи/Пейринги: Гелион/НЖП, Леголас, НЖП.

Осенний день медленно клонился к закату, не в силах противостоять подступающим сумеркам, легкое дыхание которых становилось холоднее с каждым мигом. Все готовилось к неотвратимой осени.
Зыбкая морось клубилась вокруг поникших кленовых ветвей, чтобы, выждав удобный момент, стремительно обрушиться вниз, на ничего не подозревающего путника. Например, на эльфа, не ко времени взнуздывающего коня. Гелион досадливо зашипел, почувствовав ледяное прикосновение студеной водяной взвеси, проскользнувшей под плащ, и поплотнее затянул завязки. Гнедой жеребец, покрытый искрящимися в редких багровых лучах капельками росы, переступил ногами по прелой листве и потянулся вслед за хозяйскими руками. Заслышав еще чьи-то шаги, напрягся и вскинул узкую морду, пристально взирая на чужака.
- Эйнэ ведет себя, как настоящий сторожевой пес, - прыснул Леголас и сбежал вниз по ступенькам.
- Он не хочет отправляться в дорогу на ночь глядя, - ухмыльнулся в ответ Гелион и принял из рук принца наполненный вином мех. Воровато оглянулся и перекинул через голову лямку. Мало кто знал, но после памятного «визита» небольшого гномьего отряда в Лихолесье, а точнее, в связи с их невообразимым исчезновением, Его Величество издал один немногословный, но емкий приказ – отныне и впредь его верному помощнику запрещалось прикасаться к бутылкам и бокалам, бочкам и чашам, наполненными разнообразными винами из подвалов дворца, а так же элем и травяными настойками. Даже на праздниках перед незадачливым стражем ставили одну и ту же резную чашу, до краев наполненную чистейшей колодезной водой. И за креслом Гелиона всегда стоял его личный виночерпий. Точнее, водонос, из числа королевских пажей, преданных Трандуилу и нипочем не желавших преступать его слово.
И не то чтобы Гелион искал способа обойти указ своего Владыки, прибегнув к помощи его сына – он действительно отправлялся в дорогу, а что может скрасить её лучше, как не кожух с вином? Пусть даже разбавленным.
- Ему бы пора привыкнуть, - пожал плечами Леголас и погладил недовольно всхрапнувшее животное по белой звездочке на лбу: – Не в первый раз.
- И не в последний, - согласился Гелион, поправляя подпругу и забираясь в седло.
- Что передать отцу? – принц взглянул в лицо старшего товарища, известного шута и балагура, выглядевшего неожиданно серьезным. Даже отстраненным, пребывающим мыслями уже не здесь.
- Передай, что я вернусь, когда ручьи Эрин Гален скроются под кромкой льда. Не раньше и не позже, - Гелион цокнул языком, и послушный Эйнэ сорвался с места в галоп, взрывая копытами влажную землю и разбрасывая в стороны небольшие комья. Леголас беззаботно рассмеялся вслед умчавшемуся другу и звонко засвистел, встревожив белок, устраивающихся на покой. Зверьки возмущенно застрекотали, и на голову принца посыпалась ореховая шелуха и сосновые иголки, так что ему пришлось ретироваться обратно на террасу. Оглянувшись в последний раз, Леголас не увидел даже проблеска плаща между древесных стволов.
- Спеши к ней, друг мой, - улыбнулся принц и скрылся за арочным проходом.

Приречье мирно спало, кутаясь в туманное покрывало, родившееся от вод Келдуина. Небольшая деревенька, лежавшая в нескольких лигах от заново отстроенного Эсгарота, отгороженная высоким частоколом от пустынных земель востока, нежилась под защитой старшего брата, а взамен поставляла новому Озерному городу провиант и скот, вдоволь росший на плодородных пойменных лугах. И сейчас, когда в ночном воздухе раздавался мерный стук колотушки дозорного, никто из обитателей Приречья не ждал внезапных гостей. Почти никто.
Фрегга устало потянулась и затеплила новую свечу, поставив её в тарелку, до краев полную уже растаявшего воска. Перекинула через плечо темно-рыжую косу, даже при таком неясном свете блестевшую, как древнее ожерелье из сокровищницы подгорного короля. И снова взялась за иглу, стежок за стежком вышивая на темно-синем бархате золотой виноград: резные листья, вьющиеся побеги и крупные ягоды, появляющиеся на ткани будто сами собой, а не согласно замыслу умелой мастерицы.
Женщина тихонько напевала, время от времени оглядываясь на кровать, стоявшую в темном углу, но продолжала свой труд, стремясь закончить до наступления утренней зари. До зарождения долгожданного нового дня. В этот раз ей предстояло преподнести неожиданный дар своему гостю.
Фрегга задумчиво улыбнулась, позволяя воспоминаниям предстать перед мысленным взором смутными картинами, напоенными горечью полыни и жаром летнего дня. Сладостными и печальными, ведь у любой другой женщины их было гораздо больше. Любой, отдавшей сердце равному. Смертному.

***


Снег тяжелыми хлопьями сыпался с застывших от мороза ветвей, стирая редкие следы, оставляемые понурой лошадью. Досадливо оглядываясь на невозмутимую хозяйку, кобыла потряхивала головой и то и дело пыталась ускорить шаг, но травница сдерживала эти порывы, не доверяя зыбкому зимнему насту, заменившему привычные протоптанные животными тропинки.
- Тише, Найэ, тише. Мы же не хотим вернуться пред светлые очи Короля с неудачей, верно? Не в этот раз, - Лассари поправила шарф и поспешила спрятать руки в широкие рукава куртки. Позабытые дома перчатки казались недостижимой мечтой, как и надежда найти Гелиона, пропавшего в восточных пустошах четыре месяца назад. Эрин Гален, и без того скованный жестокой зимней стужей, словно замер в тревожном ожидании когда принц уехал в Ривенделл с тем более обидными, что лучшие следопыты Средиземья не смогли уследить за крошечным чудовищем. Быть может, от их леса по какой-то причине отвернулась удача?
- Нам всем нужен Гелион, - пробурчала травница, накидывая на голову отороченный мехом воротник. – Пара его шуток или промахов, и все станет как прежде. Веселье –- везение –- довольный король, .– Найэ уничижительно фыркнула и припустила по наконец-таки появившемуся тракту, оставляя последний перелесок далеко за спиной. Приободрившаяся странница привстала в стременах, разглядывая белоснежные хомлмы и низины, среди которых мог беспрепятственно затеряться её друг. Нет ничего проще, чем найти иголку в стоге сена, но как найти эльфа, умудрившегося сгинуть в будто бы спокойные времена?
А если он не хочет быть найденным?
- Ладно, хватит. Время стоит дорого, как говорит наш общий друг, - не так ли? – Лассари сдавила бока лошади, позволяя ей сорваться в долгожданный галоп. Зимний ветер ударил в лицо мелкой изморозью, но опытной путешественнице было не привыкать, впереди лежал заново отстроенный Эсгарот, в котором она не бывала вот уже несколько лет. И где, как не в этом городе искать заплутавшего путешественника?

Но, как выяснилось, прильнувший к стремительной Келдуин новорожденный город не смог помочь в её поисках. Девушка провела три дня в бессмысленных расспросах, но никого и отдаленно похожего на Гелиона в Озерном городе не было. Стражи рассказывали, что видели какого-то путника, пересекавшего пустоши и, судя по всему, выехавшего из эльфийского леса, но это было еще поздним летом. Нет, обратно не возвращался. И двигался на юго-восток, а там кроме Приречья нет ни одного крупного селения.
- Значит, Приречье, - Лассари задумчиво разгрызла сухарик и допила остатки пива. На столешнице, прямо под носом словоохотливого капитана городской стражи, поблескивало несколько золотых монет и, если глаза не обманывали мужчину – небольшой, почти прозрачный топаз.
- Дороговато же вы цените непутевых родичей, - ухмыльнулся он, провожая странную эльфийку сочувственным взглядом. – Ведь если не волки, то гоблины…
Лассари пожала плечами. «Вам, быстро живущим и успевающим так много, не понять тех, кто вынужден держаться за выживших родичей столетие за столетием», - подумала она, распахивая дверь таверны и щурясь от яркого солнечного света, отражающегося от снежного покрывала, укрывшего Эсгарот. – «Нас и так осталось слишком мало, чтобы попросту забывать о пропавших в этом постоянно меняющемся мире. Я не сдамся!»

Приречье встретило эльфийку звонкой петушиной разноголосицей, приветствующей наступление вечерней зари. Из труб, прямо в темнеющее прямо на глазах небо, поднимались белесые клубы дыма, доносившие до порядком проголодавшейся Лассари аппетитные ароматы свежего хлеба и жарящегося мяса.
- Стой, кто идет? – травница вздрогнула и отшатнулась от приоткрывшейся калитки. Брюзгливый старик настороженно оглядел нежданную гостью, приподнял фонарь и досадливо сплюнул.
- Вам здесь что, медом намазано? – проворчал он, отступая и распахивая ворота шире. – Сначала один заявился, теперь вот ты. Мы честные люди, нам вашего волшебства не нужно! – онемевшая от изумления Лассари медленно прошла вслед за дозорным, не веря своей удаче.
- На Фреггу теперь смотреть боязно, задурил девке голову, она даже на себя теперь не похожа. Ну, чего застыла, чего животину морозишь? – эльфийка едва увернулась от клюки, которой человек явно собирался ткнуть её в бедро. Старик ехидно рассмеялся и произнес.
- По той улице иди, не ошибешься. – Лассари благодарно кивнула и поспешила увести заинтригованную Найэ от ворчливого смертного, с которого бы сталось продолжать совестить эльфийку и дальше, словно она была провинившимся несмышленышем.
- Спасибо, - выдавила она и почти убежала.

В небольшом домике с резными ставнями и наличниками еще не ложились – травница слышала обрывки разговоров и веселый смех. Вдруг где-то внутри хлопнула дверь, и на улицу выбежал заливисто смеющийся ребенок, сделал несколько неуверенных шагов и свалился в ближайший сугроб. Выскочивший следом мужчина поспешно подхватил мальчика на руки, пытаясь одновременно отряхнуть того от налипшего снега и застегнуть на все пуговицы теплую кофту. Лассари прыснула и откашлялась.
- Не ожидала увидеть тебя здесь, Гелион, – эльф вздрогнул и посмотрел в её сторону. Оглянулся назад, на высокую рыжеволосую женщину, вышедшую на крыльцо и передал ей притихшего ребенка.
- Я могу ответить тебе тем же, Лассари, – ответная улыбка была на удивление неуверенной. Гелион подошел к забору, отделявшему его от давней знакомой и спроси:. – Что привело тебя сюда?
- Король велел разыскать своего советника, чего бы мне этого не стоило, – эльфийка чуть вытянула шею, разглядывая насторожившуюся смертную женщину. И мальчика, взявшего от отца всю его непоседливость и рвавшегося прочь из материнских рук. Лассари было интересно, насколько он походил на эльфа, но она не спешила нарушать границы . И уж тем более пристально рассматривать чужое дитя.
- И что ты ему скажешь?
- Скажу, что не смогла найти тебя, - беззаботно хмыкнула травница и протянула Гелиону руку. Тот уверенно сжал её ладонь, разделяя одну мысль на двоих: «Мы знаем множество грустных песен прошлого, о неравной любви и сложном выборе, о дороге ведущей в никуда. Прошу тебя, друг мой, забудь о них. Будь просто счастлив». - Он уже давно привык к моим неудачам, так что даже не удивится очередной дурной вести.
- Может поэтому он и послал на поиски тебя? – Гелион открыл калитку и перехватил недоуздок Найэ. - Не думала же ты, что я отпущу тебя обратно, не дав крова?
- Мудрость нашего правителя безбрежна, - Лассари чуть помешкала и закрыла ворота за спиной. – Как и твое гостеприимство.
«Коронованный лис все так же хитер. И всё так же знает толк в прощаниях».

@темы: Tvarius Grafomanius, Бред писательский, Откуда у Львёны руки растут, Полет фантазии, Пристрелите фаната, Хоббит, Эльфы