Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Самым подлым образом вписала ролевых персонажей в фандом - гнома Лирка и эльфийку Лассари.
Первая, к слову, вступила еще на этапе гета, но я как-то позабыла на это указать х))

Название: Судьба коммивояжера
Размер: 1335 слов
Жанры и категории: юмор
Рейтинг: PG
Персонажи: Трандуил, НМП

В темном сумраке коридора раздавался протяжный однообразный скрип, изредка прерываемый хриплым надсадным кашлем.
- Пусть всегда будет солнце, - гнусаво провыл некто, сбившись в конце на серию из душераздирающих чиханий. Помолчав с мгновение, он от души треснул чем-то металлическим по каменной стене, умудрившись высечь пару искр, осветившим заостренные скулы и нечесаную бороду. Удовлетворенно хмыкнув, узник повторил это действие, потом еще раз и еще.
- Прекрати! – перед решеткой появился заспанный, а потому и разгневанный стражник. – Проклятый наугрим, что тебе не спится?!
- Мне скучно, - веско ответил пленник, перебрасывая кандальный шар из одной ладони в другую, - не говоря о том, что душа просит свободы. – и, предвосхищая уничижительную тираду в ответ (разговор происходил не первый раз), гном буркнул. – В таком помещении невозможно находится!!!
- Что на этот раз не так? – устало произнес эльф, опираясь на древко копья. Пусть несведущие утверждают, что дивному народу такая проза жизни, как сон, совершенно безразлична. Аландил в данный момент времени был готов отдать злокозненному гному свой самый лучший лук, лишь бы только Дуриновское отродье замолкло.
- Руки бы оборвать тому, кто строил это подземелье! – прогундосил гном, мстительно бросая стальной шар на пол. – Это же не стены – это форменное издевательство над породой! Ты это видел?! Потеки, плесень! Значит, затронуты водоносные слои! А значит, лет через десять всю кладку размоет и рухнет ваша нора к балрогу в подмышку!
- Нашему дворцу уже не одно столетие, - зевнул стражник, концом копья подтаскивая табурет и усаживаясь на него, предчувствуя что обмен любезностями будет долгим. – И, как видишь, пока стоит.
- Так это же пока! – гном весь подался вперед, обнадеженный своей подтвердившейся догадкой.
- Ты вроде бы оружейник, - Аландил прикрыл глаза, из-под опущенных ресниц следя за вытягивающимся лицом пленника. – откуда тебе ведомо горное мастерство?
- Издеваешься лесная гадюка? – гном был молод и горяч. Отец рассказывал Аландилу о заключении знаменитой Компании, в последствие триумфально сбежавшей в подвернувшихся винных бочках. И о стражниках, поначалу пытавшихся отточить свое мастерство язвительности на хмурых пленниках. Вот только вышло все как-то неправильно, не смешно. Гномы хранили возвышенное молчание и не смотрели на зубоскалящих шутников, не реагировали на подначки и беззлобные придирки. Даже еды не брали, пока надсмотрщики не отходили на порядочное состояние. Они и скрыться смогли только из-за того, что пристыженные юнцы старались лишний раз не попадаться на глаза узникам. И проверяли коридоры неохотно и практически через силу.
- Да будет тебе известно, что каждый гном с молоком матери впитывает разумение горняка! И даже если выбирает себе стезю работы с кипящим металлом, то…
- Сердцем всегда верен граниту и сияющему золоту, – закончил Аландил, облокачиваясь на стену. Спать хотелось неимоверно, но эльф знал, что гном не позволит ему даже смежить веки. Или задуматься о бескрайнем ночном небе, дремучих лесах и светозарном Западе, погрузиться в то странное спокойствие, в котором отдыхают и разум и тело.
- Да! А ты откуда знаешь?
- Ты повторяешься, - широко зевнул эльф, рискуя своим душевным здоровьем и все-таки пытаясь задремать. Если память ему не изменяла, что эта кратковременная пауза принесет гораздо больше пользы, чем пустопорожний обмен взглядами и точками зрения.
Гном проявил несвойственную его народу чуткость и не стал будить надсмотрщика. Вместо этого встал с койки и на цыпочках прокрался к решетке. Прижался к ней всем телом, стараясь дотянуться до Аландила или хотя бы его копья. Раздосадовано сплюнул на пол и попытался заглянуть за поворот коридора, но ничего не увидел. И только тогда вернулся к кровати, подвешенной на цепях, и рухнул на неё ничком.
- Проклятые эльфы, - пробурчал он в сырое одеяло и тяжело вздохнул.

Поймали его три дня назад, на охоте. Гном, заявившийся со стороны Озерного города произвел на эльфов неизгладимое впечатление – он сверзился с холма одновременно с подстреленным оленем. И если последнего придворные дамы встретили воодушевленными возгласами и сдержанными аплодисментами (удачливым стрелком был сам король и тут главное заметить успехи, а не оголтело их возносить до небес), то первый снискал лишь пронзительный визг, беспорядочные обмороки и ощетинившиеся стрелами луки. У некоторых, особо ретивых, на тетиве лежало по три стрелы сразу. Жаль, что ни одного выстрела произведено не было.
Гном встряхнул рыжеватой головой, пригладил бороду, разделенную на две половины и плетеную по мудреному: сначала по девять кос с каждой стороны, потом по две, а снизу эту… прическу заканчивали тяжелые заколки со рунической вязью. Итак, чужак поднялся на ноги, кряхтя и постанывая, приподнял брякнувшую чем-то металлическим суму и горделиво выпрямился, даже приосанившись. Откуда-то со стороны послышалось приглушенное ругательство, но ряды обитателей леса все-таки не дрогнули и встретили нежданного гостя сдержанным возмущением, а так же, безграничной холодностью взглядов.
Олень, бьющийся в предсмертной агонии, был последней изысканной деталью той воссозданной памятью картины.
- Ваше лесное королевичество, - голос чужака оказался звонким и уверенным, как если бы кто-то со всей мочи ударил молотком по наковальне. Эльфы синхронно пораженно вздохнули, и хитрец поспешил исправиться, - то есть, величество. Пусть у наших народов долгая и запутанная история отношений, но только сегодня и только сейчас я, Лирк, сын Тарна, хочу сделать самое выгодное предложение в вашей жизни!- гном сделал выразительную паузу, распустил завязки мешка и вытащил наружу кинжал. На этом моменте стражи не выдержали и незадачливого торговца стреножили сразу тремя веревочными петлями, заломили руки и закинули на седло лошади, сразу за тушей оленя. Лирк оценил бы хозяйственность эльфов, но ощущение жесткой от запекшейся крови шерсти было не самым приятным. Чуть менее, чем стянутые за спиной руки и чуть более, чем зажатый между зубами кляп. Сверху, на дергающегося гнома закинули его мешок, после чего гном сразу же успокоился. Таким вот триумфальным способом очередной потомок Дурина попал во дворец лесного царя. В первый раз, по своему собственному выбору.

Король Трандуил, мрачный как туча перед июльской грозой, вышагивал по кабинету, размышляя над сложившейся ситуацией – очередной гном в его царстве. Пришедший на этот раз со стороны Одинокой горы и по своей воле: сомнений в этом не было. Тому подтверждением был кожаный мешок, наполненный отлично сработанными образцами оружейного мастерства. Лишь самую малость излишне вычурными, а потому пригодных в качестве дара скорее девам или юношам, входившим в пору зрелости.
А еще этот гном был до странного вежливым, почти что обходительным, но только пока рядом был лесной царь. На стражников, придворных и слуг обрушивалась же вся мощь скверного гномьего характера.
Но во время очередного допроса, извлеченный из узилища Лирк лишь потирал проявляющиеся синяки и засыхающие царапины, но был предупредителен и охотно отвечал на любые вопросы. Даже снова и безошибочно нарисовал клеймо, присутствовавшее на каждом лезвии и ножнах.
- Следопыты из северных эдайн всегда признавали непроходимость Леса. Выходит, тебе повезло, гном?
- Ничего сложного в этом нет, нужно просто идти и идти, всего лишь доверившись своей удаче! - от счастливого оскала Лирка, эльфа пробрал странный озноб. Кто знал, что втемяшилось ему в голову? Если брать в расчет историю, то Тингол тоже не ведал о надвигающейся опасности, когда наугрим принесли ему дары и лживые заверения о верности.
- И с какой же целью, эта удача привела тебя сюда? – эльф задумчиво взвесил на ладони очередной клинок, но заметив торжествующий блеск в глазах напротив, поспешил положить его обратно на стол. Могла ли рукоять быть отравленной?
- Я хочу поставлять вам оружие, - напускное веселье исчезло с лица гнома и на опешившего, но не показавшего вида эльфа, впервые взглянул некто, с кем Трандуил прежде не сталкивался.
Попадавшие в поле его зрения гномы либо оказывались случайными, чрезмерно язвительными пленниками, как Торин и его спутники, либо были вышколенными послами, тщившимися добиться своего любой ценой, но маскировавшими эти стремления за выспренной вежливостью и дежурными улыбками. А этот коротышка всеми силами старался прийти ко двору. И стать его неотъемлемой частью, так что шел к этой цели напролом, не щадя ни себя, ни окружающих.
«Мечтатель,» - внезапно осенило Трандуила, - «наивный младший сын большого семейства, сбежавший в поисках лучшей доли и попавший в плен к эльфам. Чем не повод подло напасть и…»
- Ваше Величество! – дверь кабинета распахнулась и на пороге появился запыхавшийся начальник стражи. – Там гномы, почти сотня!
- Что им нужно? - мертвенным голосом произнес король, готовый давать приказы, приличествующие военному положению.
- Они хотят торговать с нами, - проговорил побледневший эльф. – Говорят, раз вы не вышвырнули за границу беспутного сына Тарна сразу, то должны взглянуть и на их честные товары тоже. Иначе они…
- Объявят войну?
- Хуже. Они останутся, пока вы не передумаете.


Название: Зла не вижу, зла не слышу, зла с собою не ношу
Размер: 1345 слов
Жанры и категории: хоррор
Рейтинг: PG-13 или R
Персонажи/Пейринги: НЖП, НМП


- Это была плохая идея, - пробормотал Тариил, поддергивая перевязь колчана и отступая в сторону от подрагивающего свертка.
- Это отличная идея! – Тариэль ткнула палочкой в шерстистый бок, отчего стреноженное членистоногое практически подпрыгнуло, стараясь ударить в ответ. – Паучья самка в самом расцвете сил! Да Гелион попросту лопнет от злости! – девчонка буквально лучилась самолюбованием, пренебрегая простейшей осмотрительностью. Брату пришлось дернуть её за воротник, когда огромный коготь чуть было не зацепил замешкавшуюся охотницу.
- Тари, прекрати! – воскликнул он, подталкивая сестру к нервничающим лошадям.
- Что прекратить?! – возмутилась она в ответ, выдираясь из жесткой хватки и прожигая старшего брата горящим взглядом. – Он утверждал, что мы не сможем поймать даже крошечного унгола! Что они тебе привиделись и вообще никогда не переступали границы Леса! Но вот оно, живое доказательство!
- Вот именно, - недовольно буркнул парень, подсаживая сестру на коня. Сеть с раненной паучихой он привязал к передней луке седла, про себя думая, что этой взбешенной мохнатой горе станется перетянуть Морно в обратном направлении. Но оглушенное чудовище не сопротивлялось, оно смиренно болталось в ячеистом мешке, тянулось следом за неспешно трусящим конем по едва заметной тропе.
- Навстречу славе и удаче! – рассмеялась Тариэль, отбрасывая с лица коротко остриженные волосы. Её брат неуверенно улыбнулся в ответ, сомневаясь, что все обойдется лишь малой кровью.
На вкрадчивое шуршание в кустах уезжающие не обратили никакого внимания.

- Первое правило Стража, - голосом короля можно было оттачивать меч. Вытянувшийся в струнку Тариил мечтал, чтобы это мгновение, наконец, закончилось. А еще чтобы сестре хватило ума убраться на кухню.
Торжественное возвращение и попрание занудного неприятеля должно было произойти при других условиях: например, Гелион попадался сразу по прибытию к королевскому дворцу, оказывался уязвленным и пристыженным. Признавал свое поражение и близнецы оказывались осененными лучами всеобщей признательности. Вариантов у Тариэль было много, но главным было одно – бурачно покрасневший Гелион и милостиво улыбающийся владыка. Или его сын, но это уже личное...
Но вышло по-другому. Вырвавшийся вперед Тариил внес смуту в нестройные ряды вернувшихся охотников, обступивших его, чтобы посмотреть на трофей. Присмиревший и пропыленный паук только этого и ждал – дернул высунутыми лапами и неловко прыгнул, дернув за собой коня и всадника, не ко времени взявшегося за веревку.
- Первое правило… - повторил Трандуил.
- Сохранять мир на всех территориях Леса. Беречь Короля и обитателей королевства, не жалея собственной жизни. Не потворствовать злу по знанию или незнанию.
- И, как следует из вышеперечисленного, не приводить вероятную угрозу в сердце мирных земель, не так ли? - обманчивое спокойствие в голосе владыки пугало больше, чем гнев, которым близнецов обжег первый взгляд, брошенный Трандуилом. Тариэль обратилась в каменный столб, не успев толком спрятаться за спинами остальных. Тариилу ничего не оставалось, как выйти вперед и принять удар на себя. Как и приличествовало старшему в семье.
- Да, мой государь.
- И все же, - король поднялся с трона и задумчиво прошелся перед застывшим пареньком. Краем глаза тот увидел, как сбилась ровная поступь старшего эльфа, когда тот отклонился и на что-то наступил. – Твое своеволие несет в себе неоспоримую пользу – теперь мы знаем о том, кто безобразничает в северной части леса. Их там много?
- Сплошные паутины, Ваше Величество, – охотник едва заметно расслабился, хотя поводов для торжества было маловато. Пускай в его поступке не было ошибки, но унголы, подбирающиеся к родному краю? Причем такие огромные?
- Я попрошу тебя об одном, - король взял Тариила за плечи, пристально всматриваясь в его глаза. – Не распространяйся о том, что видел. И убедись, что твоя сестрица не разнесет эту весть по всему королевству, как сорока. Темницы и так давно по ней плачут, так что не давай мне повода.
Страж вспыхнул, но смолчал, примиряясь с невозмутимой справедливостью слов повелителя.
- Что делать с паучихой?
- Я уже распорядился, чтобы Гелион с ней расправился. Так что постарайся не попадаться ему на глаза, кажется, он не был особо доволен полученным приказом.
Тариил неловко поклонился и поспешил уйти, дабы перехватить словоохотливую сестрицу до воссоединения с многочисленными подругами. Трандуил проводил молодого стражника нечитаемым взглядом, чуть отвлекшись на паука, пробежавшего от тронного возвышения, по низким ступенькам, в сторону выхода. След в след за пареньком.

- Тари, ты зануда! – сестра была категорически не согласна с королевской волей, но в открытую с ней спорить не стала, всего лишь выливая на брата несвязные потоки возмущения и недовольства.
В данный момент она с неприступным видом восседала на кровати, скрестив руки и презрев возможность подкупа свежим ежевичным пирогом.
Тариил молча пожал плечами, не отрицая подобного обвинения, но и не ввязываясь в назревающую ссору. Его внимание захватила книга, утащенная из библиотеки, повествовавшая о древних легендах Запада. Сейчас, например, парень рассматривал мастерски выполненный рисунок Унголианты, пожиравшей благословенный свет Деревьев. Изображение увлекло его настолько, что он не заметил, как гигантская паучиха неуловимо шевельнулась, пока жало вполне живого потомка легендарной твари не впилось в его ладонь.
Эльф вскрикнул и вскочил на ноги, смахивая кровожадного хищника, в то время как Тариэль бросилась к нему, не позволяя прижать укушенное место ко рту.
- Стой! Лассари же сто раз говорила, не совать всякую гадость в рот! – сестра сжала припухлый укус пальцами, выдавливая наружу яд. Тариил посмотрел под ноги и вздрогнул – к их ногам подбирался еще пяток тварей.
- Осторожно! – Тариэль глянула вниз и отскочила.
- Кошмар! Какие огромные! – и вправду, вид пауков, пусть и не превосходивших размером мужской кулак, внушал оторопь.
- Но они же никогда не нападают стаями! – девушка забралась на кровать и потянула брата за собой.
По полу уже сновало небольшое воинство пауков всех размеров, и, кажется, некоторые из них уже догадались, куда делась их добыча. И подбирались к ножкам кровати.
- Бежим!!! – взвизгнула Тариэль, спрыгивая на пол и выскакивая в коридор. Восьминогий ковер метнулся следом за беглецами, но Тариил успел захлопнуть перед ними дверь.
Раздавшееся скрежетание подсказало, что предприимчивых агрессоров так просто не задержишь.

Вкрадчивый шорох подгонял похлеще волчьего воя, раздающегося за спиной – близнецы бежали сломя голову, не оглядываясь назад, впрочем, они и по сторонам особо не смотрели. Пока Тариэль не запнулась о чьи-то ноги и не повалилась на пол. Тариилу пришлось перепрыгнуть через распростертое тело сестры и, помогая ей подняться, охотник с содроганием смотрел на ту, у кого уже не было будущего.
- Это же Нумиэль, - Тари вздрогнула и шмыгнула носом. Эльф вздрогнул и прижал деву к себе, не давая смотреть на застывшее в смерти лицо. На закатившиеся глаза под набрякшими веками, на кожу, расцвеченную синюшными следами укусов. И на пауков неохотно выползавших из приоткрытого рта.
- Нам надо идти.
- И оставить её здесь?!
- Сейчас важно предупредить остальных. И понять, откуда именно они взялись, - Тариил встряхнул близняшку за плечи и подтолкнул перед собой, мысленно прося прощения у сказительницы. «Мы вернемся за тобой, сестра».

Тронный зал был наполнен ночными тенями, обрывками слов и всполохами огня – испуганные придворные жались друг к другу и оглядывались по сторонам, реагируя на каждый неурочный звук и шелест. Воины стояли на отдалении, вот только кроме привычного глазу оружия в их руках были еще и факелы. Тариил нашел взглядом Короля и поспешил к нему, но весть его оказалась запоздалой.
Старый враг не заставил себя ждать.
По натянутым свежим паутинам в сердце Эрин Гален просачивалось зло – безудержная темная волна, по капле менявшая законные устои природы. И постепенно чахнувшие деревья, внезапно взбесившиеся пауки были только началом.
Как оказалось, раненная близнецами паучиха принесла на себе весь свой бессчетный выводок: Гелион не успел коснуться её горла клинком, как высосанный костяк рухнул в изножье начатой паутины, а с потускневшей шкуры крупным горохом посыпались проголодавшиеся детишки. Советник бросился за огнем, но незваные гости растаяли в темных извилистых коридорах дворца и затаились до наступления глубокой ночи.
Трандуил встряхнул головой и знаком велел всем замолчать, принимая решение.
- Мы уходим, - гулкое эхо от произнесенных слов раскатилось по замершей зале, где каждый из присутствовавших боялся сделать лишний вдох. Судьба королевства висела на тонком волоске: остаться здесь и принять последний безнадежный бой. Уйти, чтобы получить хоть малейшую надежду на будущее.
- Нас сиятельный брат давно предлагал леса Двимордена в качестве временного убежища. – нить дрогнула, но выдержала возложенный груз. Темный мог праздновать кратковременную победу – они вернутся, когда на востоке появится новый король.

@темы: Эльфы, Хоббит, Пристрелите фаната, Полет фантазии, Откуда у Львёны руки растут, Гномсы, моя прелесть, Бред писательский, Tvarius Grafomanius