22:14 

Отголоски Фандомной Битвы 2013. Левел 2

Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Отсебятина: на самом деле, в сей квест я вписалась внезапно, получив разнарядку - "Что-то милое, и не про Первую Эпоху, т.к. надо-осветить-все-времена..."
- Ну, ок, - ответила Львена и написала два текста. Причем, задумка гномьего зрела в моей голове долго. По причине некоторого сходства ключевых моментов ситуации Торина и Феанора, так сказать.
Но, я не уверена, что оный посыл распознали, поэтому это просто зарисовка из жизни гномов.

Про Радагаста и дракона написалось вообще внезапно - даже не помню, откуда пришла сия светлая мысль. Что выросло, то выросло х)))

Название: Истории соседние страницы
Размер: мини, 1296 слов
Персонажи: Торин, Дис, ОМП и ОЖП
Категория: джен
Жанр: зарисовка
Рейтинг: G

Каминная зала, обшитая тяжелыми дубовыми панелями, казалась единственным оплотом покоя и тишины во всем мире, раздираемом налетевшим шквалом. Бушевавший снаружи ветер, бессильный разрушить крепко выстроенное убежище, то мстительно выл в трубу, уподобляясь своре варгов, то задувал внутрь таверны дым, вынуждая собравшихся гномов задыхаться и надрывно кашлять в окладистые бороды.
– Проклятье эльфам! – прохрипел Боуэн, утирая рукавом слезящиеся глаза, - разве честному народу пришло бы в голову строить свои дома на поверхности, подвергая их ударам всех стихий и гнету времени? Даже древние эльфийские короли строили свои города в толще могучих гор, наравне с нашими предками попирая несговорчивый гранит!
– При чем тут тощие эльфы и поросшие пылью легенды, - проскрипел Тьюри Громовая Кость, досадливо косясь на седовласого ворчуна. – если мы намеревались обсудить запасы на грядущую зиму?! Твои басни смогут накормить сотню голодных ртов? Мы должны знать, сколько должна отдать каждая семья, чтобы заполнить общие склады, а ты заладил о прошлых временах! – рыжебородый гном от души постучал верными счетами по выскобленной столешнице, разбудив некоторых задремавших соплеменников. Спохватившись, те поспешили заняться насущными делами – подкинуть в очаг дров, принести полные кувшины медовухи, укрепить приоткрывшиеся от ветра ставни.
– В прошлом скрываются корни настоящих бед! – гаркнул Боуэн, поднимаясь с лавки. Его младшие внуки тут же поддержали деда под руки, поскольку разбитые подагрой ноги не могли служить ему так же верно, как и сто сорок лет тому назад. Летописец, неразборчиво ворча, оттолкнул от себя помощников и неловко отпихнул ногой меховые шкуры, защищавшие ноющие колени от подлых сквозняков, чтобы с высоты своего роста посмотреть на безрадостное общество, его окружавшее.
Совет Старейшин. Некогда мудрые помощники короля, пуще всего радевшие о благе своего народа и Эребора, клявшиеся в верности на королевском камне, венчавшем трон. Сейчас же это была лишь горстка отживших свое стариков, избранных только потому, что ни один из прежних советников Трора так и не выбрался из раскаленного горнила, в которое превратило королевский чертог драконье пламя.
«Не удивительно, что молодой принц старается жить своей головой, а не оглядывается на досадные пережитки прошлого, кем мы сейчас и являемся, - Боуэн тяжело оперся ладонями о столешницу, собираясь с упорно разбредающимися мыслями, - без него бы мы не дошли и до этих крошечных гор. И нужно быть благодарными за эту малость».
– Значит, мы сегодня рассуждаем о прежних ошибках? – подала голос третья советница, до сей поры молча сидевшая на своем месте. Под ногти Дворрин намертво въелась пыль из угольных шахт, потому гномка всегда прятала руки в муфту, кроме тех случаев, когда держала в них же свою верную кирку. На слишком скучных советах она предпочитала дремать, изредка вставляя свое веское слово, когда остальные были готовы тягать друг друга за бороды. Но стоило только ей дорваться до по-настоящему важной работы, как Дворрин забывала о такой малости как сон. – Клянусь молотами Махала, это наименее важная тема для разговора!
– Приятно сознавать, что, несмотря на прошедшие годы, ваши совещания все так же шумны и красноречивы, - гномы вздрогнули и недоверчиво оглянулись на дверной проем. Боуэну и вовсе пришлось опуститься обратно на лавку, поскольку, о проклятье Дьюрина, если на какой-то миг его не подвели и ослабевшие глаза, и коварные дрожащие тени от светильников. На какой-то жалкий удар сердца он почти поверил, что это Траин вернулся из своего путешествия и все придет на круги своя.
Но это был Торин и какой-то доселе незнакомый гном, в равной степени походивший и на хорька, и на долгожданного посланца Даина Железностопа. Поэтому-то летописец не ждал хороших вестей.
– Ты не очень-то спешил, молодой принц, - едко произнес Тьюри, передвигая пальцем несколько костяшек, - вино успело остыть, свечи оплавиться, а толку с этого ожидания, с драконью отрыжку!
– Уймись, старый пень, - одернула разошедшегося казначея Дворрин. - Мальчик не успел толком отдохнуть с дороги, а ты всего лишь мял задом мягкую подушку, так что помолчи.
Дверь в боковые комнаты распахнулась, и навстречу к брату выбежала Дис, но никто не сказал и полслова, пусть даже та и нарушила добрую сотню правил своим появлением.
«Раньше комнаты совета опечатывали тяжелыми цепями, чтобы никто не мог помешать зарождению нового свода законов или вынесению приговора тяжело провинившемуся, - досадливо поморщился Боуэн, пряча свое недовольство за высоким кубком, - и уж точно туда не допускались женщины, будь они трижды королевские дочери или сестры».
Но произнести эту тираду вслух летописец не осмелился, найдя себе оправдание в том, что пришлому негоже присутствовать на подобных разговорах. А уж прислужнику Даина, все так же торчавшему у порога, и подавно.
А Дис тем временем о чем-то вполголоса просила брата, не давая ему вставить и слова в ответ. Судя по тому, как она что было сил схватилась за жесткий наруч на запястье Торина, речь шла о непоседливых Фили и Кили, в очередной раз ввязавшихся в некую авантюру. «Непозволительная свобода наследников престола неминуемо приведет к разладу, - подумал Боуэн, ловя негодующий взгляд Тьюри и неуловимо пожимая плечами, - не хватало только, чтобы гномы Эребора впоследствии разделились на два дома, как было прежде».
– Они сами вольны решать! – несдержанно воскликнул Торин, и все внимание снова вернулось к детям Траина. Дис, в отличие от брата, сдержала ответный вскрик и отступила, разом поникнув и постарев.
– Ты не сбережешь их, как бы ни пытался, - проговорила она едва слышно и вышла прочь, никого не замечая.
А Старейшины вновь обменялись встревоженными взглядами, внезапно осознав, о чем именно могла так долго умолять Торина его младшая сестра.
И словно бы в подтверждение их мыслей принц произнес роковые слова.
– Мои поиски наконец-то увенчались успехом! Я встретил Гендальфа Серого, и он согласился нам помочь.
О самоубийственном плане Торина отвоевать Королевство-под-Горой давно ходили слухи, но до сих пор ему удавалось не привлекать к своим сомнительным изысканиям пристального внимания подданных. Старшие справедливо надеялись, что это всего лишь буйство молодой крови, младшие же не интересовались пыльными сказками стариков, не придавали им особого значения.
Боуэну казалось, что рано или поздно он сумеет убедить Торина не совершать столь необдуманных поступков, но судьба в который раз распорядилась по своему.
– Ты хочешь сказать, что колдун согласился убить дракона? - осторожно уточнил Тьюри.
– Он согласился посодействовать его смерти и нашему путешествию к Горе, - торжествующе улыбнулся Торин, мрачно сверкая глазами.
До сей поры молчавший гном так же вступил в неяркий круг света от камина, и Боуэн наконец-то смог его рассмотреть и узнать. Рыжеволосого Квори, несколько раз посещавшего великие залы Эребора, в коих хранились разнообразные свитки всех народов Средиземья, время тоже не пощадило. Но в отличие от собравшихся гномов, его одежды все еще блестели драгоценными каменьями, а оружие было изготовлено из лучшего сплава, пусть даже посол мог и не знать, с какой именно стороны держать секиру. Правая рука Даина, осторожный старый лис, никогда не отпускавший причитающуюся добычу из острых зубов. И никогда и на волос не приближавший свой пушистый хвост к ловушке, за какими бы сладкоречивыми посулами её бы не скрывали.
– Мой владыка Даин, сын Наина сына Грора, всерьез обрадован вестью, что маг согласился помочь этому походу. – «Я сожру собственную печенку, если Даин хотя бы успел услышать о решении этого Гендальфа, нежели испытать хоть какую-то радость по поводу и без», – мрачно хмыкнул Боуэн, предчувствуя беду.
– Но боюсь, что никакой пользы эта вылазка не принесет, – ласково улыбнулся Квори, становясь за спинами Тьюри и Дворрин и бесстрашно глядя на застывшего Торина. – Нам так же грозит жестокая зима, к тому же варги и гоблины нет-нет, а проверяют границы наших земель на прочность. И лишить сотни семей защиты просто так…
– Что же хочет наш царственный брат в обмен за такую услугу? – до странного спокойным голосом спросил Торин, не глядя на разговорившегося посла.
– Ровно половину всего, что уцелело под драконьим брюхом, ваше высочество.
– Всего?
– Всего, даже легендарного Аркенстона, ваше выс… – закончить своей фразы Квори так и не успел. Грохот обрушившегося на стол дубового щита заглушил всю его вежливую велеречивость и заставил отскочить в сторону.
– Этот камень принадлежит моему роду, как будет принадлежать эта ветвь и все то золото, на котором возлежит змей. Так было, так будет и горе тому, кто посмеет присвоить то что по праву принадлежит мне и моему роду, – сын Траина и внук Трора тяжелым взором обвел побледневших стариков, с нескрываемым ужасом смотревших на него в ответ.
– А если семейные узы и честь здесь ценят меньше, чем драгоценный камень и монету, я обойдусь без купленной помощи. Во славу Махала живы те, для кого родство и верность еще не стали пустым звуком.


Название: Маленький секрет Радагаста
Размер: мини, 1127 слов
Персонажи: Радагаст Бурый, зверь
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: 2942 год Третьей Эпохи, обходя окрестности Долгого Озера маг Радагаст нашел странного вида скорлупу.

На всем Пустоземелье, начиная с сожженного Озерного города и заканчивая восточным побережьем моря Рун гремела весть – дракон умер. Пал, поверженный черной стрелой Барда-лучника, издох на дне Долгого озера, и вся его злоба, вся власть над пустынным краем кончилась, развеялась словно туман. Словно дым от погребальных костров.
По Лесной реке и по Келдуину в обе стороны сновали плоты и лодки, связывая королевство эльфов и заново разраставшееся поселение людей неразрывными узами дружбы и торговли. И редкие караваны гномов вливались в это бессмертное течение жизни, позабыв все былые обиды и раздоры.
Медленно заживали нанесенные в битвах раны, на месте сгоревших сосен вырастали новые рощи, и даже малые дети не страшились грохота камней, поддающихся киркам рудознатцев, и дыма сотен кузниц, вздымающегося над белоснежными вершинами Эребора. Дракон умер год назад.
Считалось, что маги стали обходить этот край стороной: кто – отвлеченный клубящимися тучами на юго-востоке, кто – отгородившись от мира в своей недостижимой башне, а кто – сокрытый от людского внимания плотными ветвями Лихолесья. Но таков был удел Радагаста Бурого – незаметно врачевать раны Арды, нанесенные в горячке безмолвного противостояния прочими истари. Так уж сложилось, что с остальными ему было не по пути. Неприметный и никому толком не известный, он беспрепятственно бродил среди гномов, людей и эльфов, не становясь героем легенд или песен. Если подумать, то даже иного прозвища у него не было, кроме того, что придумали звери.
И надо было такому случиться, что именно Радагасту Дикому удалось излечить Средиземье от самой древней вражды. Совершенно случайно и не догадываясь о совершаемом подвиге.
В тот судьбоносный день маг всего лишь брел вдоль северной оконечности Долгого озера, занятый избавлением прибрежных лесов от забытых ловчих сетей унголов, отброшенных обратно к Дол Гулдуру. Ворча под нос и постукивая посохом по земле, Радагаст прислушивался к пересудам местных обитателей, казавшихся не на шутку встревоженными.
– Червь ушел, но вернулся, – взволнованно щебетали синицы и коростели, снуя промеж ветвей и прячась в высоких камышах. – Не так велик, как прежде, но совсем скоро заняться новому огню!
– Смауг был последним, – отмахнулся истари от докучливой болтовни, снимая запорошенную пылью паутину с некогда нахоженной тропы к водопою. – Чтобы зачать нового дракона, ему понадобилась бы самка.
– Двуногий друг так много знает! – махнула рыжим хвостом лисица, утаскивая в зубах придушенную куропатку. На хитрой узкой мордочке россыпью блестели рубиновые капли чужой крови, но старик досадливо поморщился не из-за этого, а от неприкрытого ехидства, сквозившего в каждом движении ловкого хищника. – Все законы жизни ему ведомы.
– Кто не был змеем, тому змею не понять, – веско поддакнул пригревшийся на пне уж, лениво пробуя воздух раздвоенным языком. – Царственный крылатый уже пробудился.
– Когда?
– Две полных луны назад.

Будь на его месте Гендальф, он наверняка бы поспешил за разъяснениями к Курумо Мудрому, чтобы узнать, что слухи слухами и остаются. И что людям пристало самим справляться с надвигающимися трудностями, как и эльфам.
– Все по замыслу Валар и Эру, – пробормотал Радагаст, шагая по топкому подлеску, мысленно примеряя на себя белоснежные одежды старшего собрата. Прекрасно сознавая, что Серый странник все равно поступил бы по-своему, не следуя данному мудрому совету.
Сам же Радагаст даже об этом не стал бы спрашивать того, кто всеми силами отстранился от нуждающегося в нем мира, как и не стал бы искать пути назад, на Заокраинный Запад, следуя за другими братьями. Посланцы Оромэ мало любили этот странный изменчивый мир, без конца тоскуя о минувших Эпохах и ушедших в небытие землях, раз исчезли в восточных краях столетия назад.
– Нельзя бежать от беды с закрытыми глазами, – маг осторожно приподнял ветвь плакучей ивы, пальцем проводя по задымленным гибким веточкам и опаленным листьям. Склонился над разоренным гнездом свиристели, чуть ли не кончиком носа вороша хрупкие разбитые скорлупки.
– В этом деянии нет зла, так бы поступило любое дитя, входя в пору силы, – Радагаст стремительно шагнул к древесному стволу, сливаясь цветом одежд с его узловатой корой. Замер, приглядываясь к заросшей невысоким кустарником низине, в которой темным проблеском сверкнула чешуя.
На примятую траву медленно опустилось сорочье перо – его незадачливая хозяйка с истошным верещанием взмыла в полуденные яркие небеса, жестоко наказанная за врожденную любовь к блестящим вещицам. Кто мог знать, что у разбросанной в траве мелочевки есть свой бережливый хозяин? И что двухмесячные драконы уже умеют неплохо прыгать. Пусть даже добычей стала пара глянцевых хвостовых перьев, которые тварюшка усиленно мотала из стороны в сторону, явно живописуя на их конце какую-то полноценную еду. Которую, по всем правилам охоты, нужно было основательно потрясти, оглушить и потом с наслаждением съесть.
Но птица была недосягаема и слишком уж громко возмущалась, чтобы быть чьим-то практически готовым обедом, поэтому дракончик довольно-таки быстро сообразил, что его ожидания обмануты.
Радагаст не сводил взгляда с замершего звереныша, пребывая в некоторой растерянности от свершившегося перед ним чуда. Солнечные зайчики перепрыгивали с едва наметившегося спинного гребня на угольно-черные бока, скользили по слабым крыльям и короткому неказистому хвосту. Дракон неуклюже преступил по земле лапками, чувствуя себя неуверенно и уязвимо. Оглянувшись по сторонам, он задрал голову вверх и издал странное воркующее курлыканье. Словно бы звал кого-то, кто уже не мог откликнуться.
«Так нельзя, – маг сжал посох, перебарывая инстинктивное желание оградить осиротевшего детеныша от возможной беды – Драконы всегда были отмечены печатью тьмы и грядущих разрушений, начиная с Глаурунга и заканчивая Анкалангоном Черным», – будущий бич народов широко раскрыл пасть, блеснув крошечными клыками, и плюхнулся на траву, тяжело вздыхая и икая облачками темного дыма.
«Установленный порядок вещей не может быть изменен», – взывал сам к себе Радагаст, чувствуя, как ноги уже несли его прочь из-под спасительной сени дерева. Дракончик тут же взвился вверх, издавая оглушительное шипение и раздраженно помахивая хвостом, готовый за дорого продать свою непродолжительную жизнь, если придется. Но чужак не спешил на него нападать, поэтому детеныш вскоре замолк и недоверчиво принюхался. Подошел поближе, едва заметно переваливаясь из стороны в сторону, чтобы попробовать на зуб полу грязно-коричневого плаща, явно рассчитывая обнаружить под ним нечто съедобное. Истари не стал ждать и угрожающе пристукнул посохом прямо перед покрытым нежной кожицей носом, так что юный дракон не стал искушать свою судьбу и недовольно отступил, посверкивая тускло-золотыми глазами.
– Из любого правила должны быть исключения, – неуверенно улыбнулся лесной маг, наклоняясь к напряженно подобравшемуся «червю» и протягивая к нему раскрытую ладонь. Дракон задумчиво обнюхал обтянутую перчаткой руку, уничижительно фыркнул и ткнулся мордой в потрепанную ткань, развесив по ней проступившую слизь вместе с искрами. – Ха, разве так бывает? – усмехнулся Радагаст, поднимая завертевшегося звереныша на руки, щекоча покрытый мягкими чешуйками живот, трогая полупрозрачные коготки.
– Если рассказать обо всем Гендальфу, то скоро обо всем проведает Курумо, а его ответ будет одним, последний из рода – он прикажет избавиться от тебя, чего бы ему это не стоило, – маг словно бы убеждал сам себя, но неудача сегодня была его верной спутницей. И любое начинание было отмечено её губительными крылами.
Радагаст смотрел на крошечного дракона, отстраненно понимая, что не сможет бездействием потворствовать его неотвратимой гибели, стоило бы сильным мира сего узнать о произошедшем чуде.
– Ты сделаешь свой выбор сам, когда придет время, – произнес истари и слегка встряхнул пригревшегося питомца, решив сразу прояснить все детали: – Но если съешь хоть одного моего кролика, то это время наступит намного раньше положенного срока!

@темы: Бред писательский, Tvarius Grafomanius, Хоббит, Пристрелите фаната, Полет фантазии, Откуда у Львёны руки растут

URL
Комментарии
2013-11-02 в 17:53 

Lene Lupine
Хотите, гуся в пэйнте нарисую?
Маленький секрет Радагаста
Ой, вот этот фик помню, очень понравился, трогательный такой *__*

2013-11-07 в 19:34 

Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Lene Lupine, спасибо ^___^
/я что-то дико слоупочу/

URL
2013-11-17 в 00:44 

До чего здорово получилось про Радагаста! Вот! Ведь самыми простыми словами Ваша сказка написана, а словно ты сам там, в ней - свидетелем. Завтра покажу её деткам. Уверена, придут в восторг от текста. А ещё более того - от мысли, что сказочное Средиземье сохранило в своей таинственной сени дракона!!!

2013-11-17 в 21:25 

Львенок Сен-Клер Элессар
Гончими псами летим через ночь по следу своих утрат. Путь безнадежен, но так суждено – мы знаем об этом, брат... ©
Liisa Laange, о, спасибо, очень приятно слышать))))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

За оленем о семи рогах

главная